Константин Захаревич

игра точки константин захаревичГод рождения: 1997

Гражданство: Беларусь

Регион: Минск

Никнейм: Иосиф Сталин

Контекст интервью: нет.


— Расскажи немного о себе: откуда ты, чем занимаешься по жизни?

— Я родом из города-героя Минска, в котором вырос и жил большую часть времени до конца, назовем так, школьного периода моей жизни. Называю так, потому что после девятого класса поступил в Лицей Белорусского Государственного Университета на химико-биологическое направление в класс с углубленным изучением математики. Сейчас учусь в Московском Государственном Университете им. М.В. Ломоносова на химическом факультете, на который должен был поступать без экзаменов, так как была бронзовая медаль Международной Менделеевской Олимпиады школьников по химии в 2014 году, но в итоге все-таки пришлось сдавать экзамены и готовиться к ним за три недели, что в тот момент было для меня, мягко скажем, новостью, так как я не готовился к сдаче ни централизованного тестирования (аналог ЕГЭ в Белоруссии), ни самого ЕГЭ ни по одному из предметов. Но как-то все же успел подготовится и успешно поступить на бюджет лучшего ВУЗа бывшего СССР. Сейчас учусь на пятом курсе и, если честно, учеба, мягко говоря, надоела. Слишком уж много химии и, самое главное, не только химии нам преподают. По жизни увлекаюсь пауками-птицеедами, теперь у меня в коллекции их уже 30 особей. Все растут, кушают и радуют глаз своей таинственностью и необычным внешним видом. Также я увлекаюсь отечественной и не только историей. Самым моим любимым периодом для изучения является период так называемого сталинизма. Этот период для всех нас очень неоднозначен, вокруг имени товарища Сталина много, не постесняюсь сказать, чудовищных мифов, но большинство из них просто не выдерживают научной критики.

— Ты говоришь, что увлекаешься пауками-птицеедами. Это просто хобби или планируешь как-то развиваться в данном направлении?

— У всех коллекционеров, что у марочников, что у коллекционеров монет, есть одна черта: после приобретения первого экспоната рано или поздно появляется следующий, затем третий, четвертый и так по накатанной. С птицеедами так же. Что касается развития, то хобби — лучший источник заработка. Но с пауками-птицеедами все не так просто. Они очень долго растут, особенно самки, которые у некоторых видов становятся адультными (способными к размножению) через 6 лет, как, например, африканский вид Pelinobius Muticus (он же по-старому Citharischius crawshayi). Интересный вид, норник, но, как и все птицееды из Африки и Азии, агрессивный и ядовитый — новичкам взрослую особь лучше не брать себе, хотя, будучи начитанным в этой теме, можно себе взять маленького паучка даже такого вида. Я, например, взял себе в качестве первого паука вид, который в нашем сообществе категорически не рекомендуют новичкам — Hetaroscodra Maculata, также вид из Африки. Развиваться в этой области планирую, так как сами знания в ней уже являются ценным, э-э-э, капиталом (не люблю буржуазные термины), но для этого нужно иметь не 30, а минимум 300, а еще лучше 3000 особей. Только в этом случае можно рассчитывать на прибыль с этого дела. Это, как с тяжелой промышленностью: кустарное машиностроение будет настолько убыточным, что может быть только делом энтузиастов.

— Помимо твоего увлечения пауками, ты еще достаточно неплохо играешь в точки. Как происходило твое знакомство с игрой? Чем привлекла?

— Познакомился с ними еще в средней школе. Во время первых моих игр мне становилось совсем кисло — всем сливал. Но потом начал играть со своим другом Андреем Лодято, и вот тут меня прорвало. Если было время, играли на уроках, на переменах, во время дежурства в столовой. Сначала он меня нагибал во всех играх, но потом ситуация начала выравниваться. А когда я был в Лицее, то я его уже спокойно обыгрывал. После Лицея я про точки как-то забыл на полтора годика, после чего, в начале февраля 2016-го, увидел, как играли мои однокурсники на лекции. Смотрю и вижу, что играют они абсолютно бездарно, начинаю советовать, после чего был благополучно ими послан. Прихожу в общежитие и начинаю искать про нашу игру уже в интернете. В один момент наткнулся на приложение «СТ». Зашел, и тут все понеслось. Одному проиграл, другому, у кого-то выигрывал — опыт игры на бумаге все же был солидный, но я понимал, что уровень у меня слабоват. Появился простой спортивный интерес к рейтингу и званиям. Как сейчас помню, что впервые я стал КМС (кандидат в мастера, любительское звание в игровом приложении «Спортивные Точки» — прим. ред.) через месяц активной игры, а мастером — еще через два месяца. А дальше история такая же, как у большинства игроков из первой страницы списка пользователей, расположенных в порядке убывания рейтинга: появился более сильный игрок — проигрываешь ему десяток партий, потом первая победа, после чего находится новый товарищ, который играет еще лучше. Сейчас, как и у всех, первая производная роста мастерства по времени почти стала равна нулю, однако у меня все равно есть стремление занять первую строчку рейтинг-листа. Но вот тут есть одна проблема: другие то игроки тоже люди, у них тоже есть свои игровые амбиции, они тоже хотят скинуть всем нам известного Сергея Чернобровина, и их развитие в игре тоже не стоит на месте. И, судя по всему, в этом больше всех преуспел Игорь Шлимак, который, как мне показалось, за малым не дожал Сергея на прошедшем недавно чемпионском матче. Я думаю, что если он будет играть с Сергеем следующий матч, то у нас будет новый король точек — к этому все идет. Все остальные от этого далеки, как бы некоторые ни говорили, и это подтверждает последний чемпионский матч. Мне для того, чтобы стать первым в точках, как и многим другим, нужно очень много играть с этой парой сильнейших игроков. И играть надо много, что, объективно, является большой проблемой. Сергей вообще сейчас перестал кого-нибудь подтягивать до своего уровня в игре, а с Игорем я никак не могу договориться насчет индивидуальных тренировок, хотя я с ним это обсуждал еще год назад. Но то у него дела появляются, то у меня, вот и стою сейчас на уровне первой десятки и пока что роста не наблюдается.

— Множество игроков знакомились с игрой в период школьного времени. По общению с ними можно выделить то, что как таковых единых правил в то время не существовало. Каждый мог подогнать правила под себя, то есть, сколько регионов, столько и правил. По какому принципу играли вы? Как сильно изменились они со школьного периода?

— Мы играли на листах в клетку формата А4, то есть на двойном тетрадном листе. Точки вначале ставили абсолютно произвольно. Когда надоедало в центре играть, перемещались на край игрового поля. Одна наша партия с Андреем могла продолжаться больше трех дней, пока кто-то не признавал поражение. То есть сыграли часок, потом сложили в рюкзак листик и по домам. На следующий день разворачиваем и продолжаем. И — да, мы тогда играли без знания различных форм и стандартных фигур.

— Многие сильные игроки делали ставку на количество игр. На что ставил ты? Были сенсеи?

— Оксана Дымарчук и была моим первым сенсеем, но потом у нас с ней как-то не задалось. Какое-то время таковым был Вадим Рустамов — он мне помогал с разбором партий, советовал. Но все же для меня уже который год главным сенсеем является Игорь Шлимак. Но его наставничество в точках дает мне сейчас не очень много — пару партий поможет разобрать, но не более. В этом плане его больше беспокоит то, что на нем до сих пор не лежит бремя «точечного гегемона». Сейчас же больше сам учусь на своих ошибках. Но надеюсь, что мы найдем в своих рабочих графиках время для занятий.

— В сезоне 2018 года, спустя много лет, стартовал Кубок наций. Сборная Белоруссии впервые приняла участие в этом соревновании. Как тебе идея в целом? Возможно, хотелось бы что-то изменить? С точки зрения капитана, что можешь сказать о выступлении Сборной?

— Что касается идеи. Я не очень одобряю соревнования, которые хоть как-то указывают на несуществующие различия между моей малой Родиной, бывшей РСФСР и бывшей УССР. Я считаю, что мы один народ русичей или русов. Но, опять же, это моё, подкрепленное научной литературой, но личное мнение. Но, раз уж выступать, так чего упускать возможность. Такое наше информационное поле, с ним ничего не поделаешь. Попробовать себя в непривычной роли организатора тоже стоит. Что касается изменений, то я бы предложил всем трём командам выступать единым фронтом, но тогда стоит иметь в запасе игроков из других регионов, которых на данный момент у нас нет. Так что рациональные предложения у меня отсутствуют. Выступлением своей сборной я доволен больше, чем своим собственным на турнире. Подвёл я команду, что тут сказать. Хоть и было желание занять второе место на турнире, не скрою. Впрочем, ребята старались. Жалко то, что у меня почти не было возможности выбирать — толковых игроков среди населения Республики, меньшего, чем в одной Москве, можно пересчитать по пальцам. Поэтому и не было смысла в проведении отборочного турнира, как у россиян или украинцев.

— Сейчас появляется достаточно много разговоров о проблеме ничьей. Как считаешь, существует ли эта проблема в точках? Кто должен атаковать первый, чтобы не возникало лишних спорных моментов?

— Это с какой стороны посмотреть. Если в играющей паре есть фаворит, то для него ничья в той или иной степени является проблемой. У нас в сообществе есть по крайней мере два таких «нелюбителя» нейтрального исхода партии. В последнее время и за собой такую «нелюбовь» замечаю. Я никогда не любил односкрестовые партии, даже когда для меня многоскрестовая игра может закончится весьма кисло. Исключением является разве что острая необходимость добыть победу против более сильного игрока, который точно пойдет в атаку. Но я — не эталон для подражания, таких любителей «острых» ощущений в “СТ” мало. Поэтому я абсолютно согласен с мыслями Александра Парфенова по этой проблеме, так как одинарный скрест «призван» подарить счастье оборонительному большинству за счет счастья атакующего меньшинства, что очень напоминает любимые мной социалистические идеи. Такой подход поможет не отпугнуть новичков, которыми все мы были в свое время, а для развития игры это жизненно необходимо. Вывод: «проблема» ничейного исхода игры — всего лишь вой худших из лучших, которые до лучших из лучших не дотягивают. И — да, мне без разницы, кто первый атакует. На поле решающим моментом является не право первого хода, а уверенность атакующего игрока в его атакующих способностях. Я не брезгую даже в четырехскрестовой партии начать первым атаку, играя красными, но пока что меня за это часто наказывают. Как-то так.

— Ты говоришь, что любишь многоскрестовые партии. В четырехскрестовой довольно сильно выражено преимущество именно того, кто первый ходит. Что думаешь по этому поводу? Как вести борьбу красным при этом?

— Я отвечу так: если знаю, что игрок слабее меня, то я по-любому его буду атаковать. А вот если более сильный, например, Александр Шевцов, то и синими вряд ли начну первым. Вообще, лучше к нему обратись с вопросом о ведении игры в четырехскрестовой партии — я в этом вопросе еще дилетант. Я не провел достаточно четырехскрестовых партий, чтобы быть в этом вопросе достаточно авторитетным экспертом. Хотя я подавляющее большинство своих партий в этом режиме провел, играя красными, поэтому у меня такое мнение.

— А как смотришь на введение правил из го для четырехскрестовых партий (например, коми — прим.ред.). Нужны ли они в этом виде?

— Я категорически против этого. Но положение всех четырех скрестов должно быть в среднесрочной перспективе окончательно определено. Если кто-то хочет построить еще один в случайном месте — его дело. Но, опять же, как, имея на руках такой небольшой массив статистических данных в этом вопросе, расположить эти 4 стартовых позиции так, чтобы не дать серьезное преимущество синему игроку? Это очень большая проблема. Если поспешим в этом вопросе, то найдутся хитрые игроки, которые придумают несколько гарантированных способов, как извлечь материальное или позиционное преимущество уже на первых 20 ходах игры.

— Точки довольно часто сравнивают с жизнью. С чем бы ты сравнил их?

— Я бы их сравнил с наукой. Наукой, в которой еще много неисследованного и интересного. Ведь даже лидеры еще не выжали из точек даже небольшую часть их потенциала. Мы все, даже самые сильные игроки, еще находимся в каменном веке. Ведь и го, и шахматы имеют истории, насчитывающие не одну тысячу лет. Точки находятся только на заре своего становления как игра императоров и королей!

— Имеют ли точки шанс выйти на массовый уровень по примеру тех же шахмат или го?

— При отсутствии поддержки государственных, а не независимых, СМИ, я думаю, что не смогут. Кроме того, должна быть еще и мощная общегосударственная поддержка развития игры, как была поддержка шахмат и шашек в СССР. Как итог, мы имеем Анатолия Карпова, Гарри Каспарова, Сергея Карякина и других шахматистов с мировым именем. Все это советское шахматное наследие. Ни один частник на такое не способен. Если вспомнить, то шахматы когда-то тоже были игрой исключительно эксплуататорских классов общества. Массового уровня они достигли только в прошлом столетии. Так что надо не слезки крокодильи пускать, а развивать игру. Тогда за точками будущее.

— Назови свой Топ-5 игроков?

— Трудный вопрос. Я не могу выделить пять ярких лидеров. Но на фоне всех нас очень сильно возвышаются Игорь Шлимак и Сергей Чернобровин. Все остальные достаточно лабильны и четкой иерархии нет. Но все же, с учетом прошлых и нынешних достижений, выделю Александра Шевцова, Александра Белевского и Сергея Носанова.

— Что можешь сказать игрокам, которые только начинают познавать азы игры?

— Пожелаю быть настойчивыми в достижении своей цели. Любой. В том числе и в цели научиться играть в точки. Многие игроки сдаются раньше времени. А это для достижения высот в точках недопустимо. Призываю играть много и постоянно поднимать уровень своих регулярных соперников, то есть играть со все более сильными игроками. Так же рекомендую попробовать навязаться к какому-нибудь адекватному сильному игроку и постоянно его разумно трясти, чтобы где-то помог партию разобрать, где-то по скайпу в режиме реального времени указывал на ошибки в партии, помог их избежать в будущем. Иного способа стать сильным я не вижу, так как профессиональных точечных школ еще не существует. Так что нам надо формировать костяк сильных, заинтересованных в развитии игры людей, которые в дальнейшем сформируют преподавательский состав этих школ. Удачи вам, друзья! Играйте в точки!

Беседу вела Оксана Дымарчук. 19 февраля 2019 года.